Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№44 от 11 ноября 2021 г.
Свежие новости
«Ни к чему не прикасаться, только носить чемодан»
Желая быстрее исполнить наказы федерального министра, в Рязани на станции скорой помощи создают бригады-однодневки

7 ноября в этом году стало в Рязани буквально Днем великих социалистических… обещаний. Накануне в город приехал глава Минздрава РФ Михаил Мурашко, давший по итогам визита ряд поручений. После этого поручений надавал губернатор Николай Любимов, ну, и как-то все улеглось.

Готовились к приему высокого гостя наспех: о том, что он приедет в субботу, 6 ноября, стало известно лишь второго числа. Навести чистоту было мало: на станции скорой помощи (СМП) еще и в срочном порядке набирали… людей. Вернее – бригады для выездов. Последнее время, о чем уже неоднократно писала «Новая», в смену выходило порядка двадцати бригад, хотя по нормативам на СМП Рязани их должно быть почти втрое больше. А тут целый министр едет. Что делать?


В темпе обзванивать сотрудников, чей выходной приходится на день визита, и просить/требовать выйти на работу вне очереди. В итоге если еще 4 ноября работало два десятка бригад, то на 6-е число умудрились наскрести 39. Правда, к вечеру субботы на линии осталось всего 24 машины.

Ну, а в воскресенье в городе работало и вовсе 17 карет скорой помощи. Кончилась сказка.

Забытый праздник

Здесь по всем законам жанра надо бы продолжить повествование и о визите министра, и о его последствиях. Но мы остановимся. Поскольку буквально все, включая и власти, и родной до боли облминздрав, и руководство станции, дружно забыли про ее 95-летие!

Да-да, та самая неделя, которая ушла на спешную подготовку к визиту начальства, должна была стать для СМП юбилейной. Потому как именно 2 ноября 1926 года состоялось историческое заседание Горздравотдела Рязани, на котором утвердили вопрос «О реорганизации медицинской помощи на дому и организации экстренной медицинской помощи».

Что было дальше, после 1926 года? Город рос, а вместе с ним и СМП. Если 95 лет назад в Рязани жило всего 50 тысяч человек, то к 1970-му – в семь раз больше. А к 1980 году уже под 450 тысяч населения.

Реакция советских властей была адекватной: в семидесятые число бригад СМП увеличили до 43. По нормативам так и положено – одна машина на десять тысяч городского населения.

Дальше, хоть и медленнее, облцентр продолжал расти, на стыке веков нас было уже 530 тысяч. Бригад скорой при этом так и осталось 43 – их количество реально не менялось несколько десятилетий.

Где врачи?

От нынешних, кстати, они отличались не только числом, но и составом: на сорока машинах в советские годы обязательно были врачи! И лишь на трех – только фельдшеры. Причем последние работали исключительно «на перевозке» – госпитализировали людей по назначению участкового врача или срочно доставляли в больницы кровь со станции переливания. Но обследованием пациентов они не занимались.

– Развал начался в 2004 году. Из-за маленьких зарплат врачи увольнялись, уезжали работать в Москву и Подмосковье. Но бригад все еще было 43. А в 2009-м работать стало уже невозможно – нагрузка только росла, мы буквально падали, – рассказала «Новой» бывший врач СМП Надежда Корабельникова.

Надежда Васильевна – единственный медик скорой, позвонивший в редакцию после нашего обращения, опубликованного неделю назад. Тогда, исключительно на условиях анонимности, мы попросили сотрудников СМП рассказать о нынешней ситуации. Откликнулась только она одна. Имя свое не скрывает, поскольку бояться ей нечего – после 42 лет работы на скорой Надежда Васильевна давно на пенсии.

– Главврач Игорь Задоя (пришел на СМП в 2018-м, – Е.С.) уволил всех врачей-совместителей. Тех, кто работал и в Рязани, и в Москве. Зачем? А потому что у фельдшеров зарплата меньше. Если их набрать – экономия, – рассказала Надежда Корабельникова.

Посмотрим графики, что имеются в распоряжении редакции: из работавших 4 и 7 ноября бригад врачи есть менее чем в половине машин. Это, повторимся, аккурат до и после приезда министра Мурашко. А дальше начались чудеса. Губернатор вслед за министром начал давать указания.

Кратковременное волшебство

– Прежде всего, это увеличение бригад скорой помощи в Рязани. Их планируется организовать посредством привлечения в качестве фельдшеров студентов выпускных курсов медколледжа и медуниверситета. Таким образом, в бригаде будет два опытных сотрудника и один начинающий, но со всеми необходимыми знаниями, – заявил Николай Любимов на заседании облправительства в понедельник, 8 ноября. – Наша задача уже в среду выпустить на линии 50 машин. Чтобы станция работала, как полагается.

120 экипажей из воздуха

Вопрос первый: откуда возьмут по два опытных сотрудника на 30 новых бригад, если часть нынешних двадцати бригад работает с одним медиком? Притом, что это потребности для одной смены. При графике сутки через трое умножаем на четыре. То есть по-хорошему, без лютых переработок нынешних сотрудников, нужно из воздуха набрать сразу 120 новых бригад.

Вопрос второй: с чего вдруг имеются «все необходимые знания» у студента? При всем уважении к будущим медикам: сейчас они с нулем практики. 

Ответы на эти вопросы есть. На первый (как набирают людей?): принудительно. Если со студентами медуниверситета поговорили нормально, то в медколледже порядки жестче. А у этих ребят на носу защита практики и диплома, с которыми могут и проблемы возникнуть.

Кстати, всех студентов, пригнанных на скорую из медколледжа, заставили подписывать бумагу с отказом от каких-либо претензий, если что вдруг случится: от заражения ковидом до нападения пациентов. 

Но главное даже не это. А то, что такой опыт на СМП Рязани уже был.

– Студенты выдерживают одну-две смены, а потом разбегаются. То есть максимальный срок их работы – неделя, – рассказал «Новой» один из ветеранов службы.


Работа медиков скорой помощи крайне специфична. Каким бы опытным ни был, к примеру, терапевт из поликлиники, здесь он долго будет не в своей тарелке

10 ноября, в день сдачи этого номера в печать, студенты-таки поступили в распоряжение опытных бригад. И?

– Первое, что им сказали: «Ни к чему не прикасаться, ни к кому не подходить, только носить чемодан», – поведал другой наш собеседник.

А зачем медикам брать на себя дополнительную ответственность за других? У них своей с перебором. Кстати, в попытке хоть как-то выполнить наказ губернатора, 10-го числа вывели в смену массу фельдшеров, у которых в этот день выходной.

Вопрос третий: как оперативно найдут водителей на дополнительные машины? Им ведь еще подготовку нужно пройти – это же спецтранспорт. Пока обходятся теми, что тоже должны были в этот день отдыхать.

Ну, и вопрос четвертый: где взять машины? По информации источников «Новой», гонят незадействованные автомобили из поликлиник, больниц Рязани и районов области.

Все вышеперечисленное не что иное, как латание дыр. Временное.

Про зарплаты – тишина

Студенты способы сбежать все равно найдут. Но насколько хватит оставшихся сотрудников СМП? Ведь вопрос, в первую очередь, в зарплатах.

А зарплата водителей СМП сейчас от 15 до 17 тысяч рублей. Несколько лет назад она была вдвое больше, но все, что могли, с тех пор посрезали. Например, вывели водителей из состава бригад. Так что «санитарные», то есть доплату за перенос пациентов на носилках, они больше не получают. Хотя носят, разумеется, как и раньше – а кто еще?

Оклад не самого опытного фельдшера около 20 тысяч, начинающие получают и вовсе как шоферы. Переработка (а люди берут и дополнительные смены) оплачивается не по основной ставке, а… вдвое меньше! Притом, что сейчас стабильно до 30 выездов в сутки, хотя еще три года назад было по 15-16.

Но ни звука про повышение зарплат ни министр Мурашко, ни губернатор не сказали. Ладно, до конца этого года все равно бюджет расписан, а со следующего? Нет. Тишина.

Тишина будет и дальше. Особенно при официальных заявлениях по поводу СМП: все, что можно и нельзя, в последние дни и так наобещали с лихвой.

Федеральный министр уехал, сотрудники скорой (в большинстве своем) молчат как партизаны.

«Ковид замучил, а так – жить можно»

Кстати, о молчании. В ходе минувшего визита Михаил Мурашко посетил в общей сложности семь медучреждений, в том числе СМП. Все бригады в это время были на выездах, и общался большой начальник с диспетчерами. В окружении региональной свиты и главврача. Что расскажут диспетчеры в таком кольце?

Надеяться на их внезапный порыв «открыть глаза министру» не стоит. Совсем. Тем более есть личный опыт. 

Шесть лет назад автор этих строк делала репортаж со скорой. В один из коротких перерывов я таки успела забежать в диспетчерскую. О крайней закрытости этих сотрудников меня предупредили: им после откровений с одним из СМИ тогда крепко «дали по шапке». А потому я задала один – максимально «беззубый» – вопрос: «Что в первую очередь нужно сообщать, звоня на скорую, и какие документы готовить к приезду бригады?»

Я думала, пусть и не правду-матку об их работе получу, так хоть какую-то полезную информацию для читателей – ну, не каждый же день мы вызываем скорую и знаем все их порядки.

– Мы не даем комментарии. Все вопросы к главному врачу, – вежливо, но настойчиво проговорили диспетчеры.

И вот теперь представьте таких же сотрудников в окружении начальников и вопросы вроде «Какова реальная загрузка? Какие зарплаты? Сколько бригад?»

Да хорошо всё! Ковид замучил, а так – жить можно.


Диспетчеры скорой помощи и вопрошающий министр Михаил Мурашко. В центре – главврач Игорь Задоя

Время пошло

Несмотря на всю показушность организации визита, «Новой» стало известно, что региональным властям дали срок на исполнение основных поручений по СМП – неделю.

И что? В Москве после могут и «забыть» про поручения: дали ведь уже пинков для скорости – дальше сами.

Но мы не минздрав. А потому засекаем.

Фото: воробьёв.рф, пресс-служба облправительства 

Екатерина СМБАТЯН