Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№11 от 19 марта 2020 г.
Свежие новости
«Я – теоретик по гроб жизни»
 Рязанка Людмила КОЧЕТКОВА – о собственных фугах, потерянном годе и гениальных учителях

Почетный работник среднего профессионального образования РФ, музыковед-теоретик Людмила Михайловна КОЧЕТКОВА, проработавшая в Рязанском музыкальном колледже сорок лет, – человек колоритный, не растерявший к своему семидесятипятилетнему юбилею ни эмоциональности, ни жажды жизни, ни красоты восприятия мира. С ней интересно и легко общаться, от нее получаешь большой заряд положительных эмоций, которого хватает надолго, потому что она – открытая, без тени наигранности и фальши, без каких-то подводных течений и двусмысленных подтекстов. Ей веришь, а это всегда подкупает, ибо ничего не может быть дороже искренности, которая во все времена бесценна. Людмила Михайловна – человек талантливый, причем человеческий талант никак не уступает ее огромной профессиональной одаренности, о которой восторженно говорят коллеги и благодарные ученики.



В судьбе этой яркой женщины необычно все, начиная с того, что врачи по состоянию здоровья запретили ей совмещать две школы, и от обучения в музыкальной пришлось отказаться. Это могло стать трагедией, если бы не воля самой девочки, полюбившей музыку с детства, когда часами слушала радио. В семье музыкантов не было, но музыку любили очень. После семилетки в 1957 году она поступила в Рязанское музучилище на отделение народных инструментов по классу домры, а потом перевелась на дирижерско-хоровое. Здесь и случилось то, что изменило ее жизнь. Людмила влюбилась в… гармонию – одну из теоретических дисциплин, и поняла, чем ей хотелось бы заниматься дальше. 

Сегодня она говорит о себе: «Я – теоретик по гроб жизни! До страсти любила классическую музыку, а в школе – точные науки. Две линии пересеклись в моей жизни – музыка и математика, сочетание абстрактного мышления и рационального начала. Я – счастливый человек, потому что стала музыкантом. И так мне хорошо на душе! У меня есть то, что я люблю больше жизни!» Людмила Михайловна касается клавиш, задумывается на мгновение, и... комната наполняется звуками, а на душе действительно становится хорошо, когда видишь человека, способного получать радость от того, что он делает, делясь этим с окружающими.

«Я с шестнадцати лет имела учеников, зарабатывая себе на последующее обучение в консерватории, потому что работал в семье только папа, мама занималась воспитанием нас – троих детей», – вспоминает Людмила Михайловна, которая была в семье старшей. Сестра Галина тоже стала музыкантом, окончила РМУ и Горьковскую консерваторию и всю жизнь проработала в педагогическом училище. О родном брате – талантливом докторе Вулехе, который родился музыкантом, но стал уникальным УЗИ-диагностом «Новая газета» писала (№ 6Р от 16 февраля 2017 г.).

«Конечно, это редкое счастье – любить свою работу, – продолжает Людмила Михайловна. – Я даже не представляю себе, что может быть лучше, когда выходишь из дома и ощущаешь себя счастливым человеком, идя на работу. А сколько в городе и за его пределами моих учеников – всех не перечислить! Но не могу не назвать выдающуюся Лидию Григорьевну Князеву – единственного человека среди наших теоретиков, у которого поистине научный склад ума».

О своих учениках Людмила Кочеткова может говорить бесконечно, и они платят ей взаимной любовью. Когда случилась беда и предстояла серьезная операция, из Питера и от рязанских коллег пришла помощь на лечение. К ее 70-летию в 2014 году в Камерном зале Рязани силами учеников был устроен большой концерт «Музыкальное приношение», на который приехали композиторы из Питера и Москвы, звучала музыка в честь любимого педагога, и зал аплодировал стоя.

Людмила Михайловна всю жизнь преподавала гармонию и сольфеджио, анализ музыкальных произведений и полифонию – труднейшую дисциплину, которую не каждый теоретик в состоянии вести. Однажды, после окончания государственного экзамена, председатель комиссии из Академии им. Гнесиных профессор А.И. Тихонова сказала, что бывала в разных училищах и видела, что полифония представлена номинально, но в Рязани удивилась глубокой, высокого уровня подготовке студентов, отметив серьезную работу преподавателя дисциплины Л.М. Кочетковой. 

Класс композиции Кочеткова вела факультативно, но и здесь добилась потрясающих результатов, стараясь раскрыть и подчеркнуть творческую индивидуальность своих учеников. Она подготовила к поступлению на композиторский факультет Москвы и Ленинграда (лучших российских консерваторий) Леонида Еремина, Наталию Волкову и Андрея Кулигина, играющего сегодня в известном рязанском «Парафразе». Ее ученики достойно представляют Союз композиторов РФ во всем мире.

Она и сама сочиняет музыку, причем самую сложнейшую ее форму – фугу, а всего под ее руководством написано около четырехсот фуг.

«Мы до сих пор черпаем вдохновение из музыки Баха, – говорит Кочеткова. – В полифонии он – Альфа и Омега, нечто божественное, пока еще непостижимое и непревзойденное».

Людмила Михайловна обладает блестящим чувством юмора, а потому ее хулиганские, как она их называет, фуги – восхитительны: на тему «Чижика-Пыжика», который у Фонтанки водку пил (потрясающая вещица!), знаменитой «Мурки» и всем известной песенки «Happy birthday to you». 

Однажды на канале «Культура», в передаче «Абсолютный слух», когда шел разговор об использовании темы «Чижика-Пыжика» в русской музыке, то после «Золотого Петушка» Римского-Корсакова прозвучала и фуга на эту тему от Людмилы Кочетковой. Согласитесь, что большая честь идти вслед за мировым классиком!

А не так давно нынешняя юбилярша написала прелюдии и сицилиану в четырехголосном складе для фортепиано.

 «Бывает, – говорит автор музыки, – просыпаешься, а в тебе звучит мелодия. Так на стихи Есенина «Троицыно утро», написанные им в 19 лет, получилось у меня произведение. Потом сочинила молитву «Богородица», разложив ее на четыре голоса. Батюшка благословил, я сделала переложение для церковного хора. К церкви я пришла через сестру, которая много лет проработала и певчей, и регентом, и псаломщицей. Мало кто знает, что без батюшки, если он, к примеру, заболел, службу провести можно, но без певчих – никогда». 

Людмила Михайловна умеет просто и доступно говорить об очень сложных вещах. Лаконизм и емкость – это те составляющие, которые выделяют ее из круга собеседников, делая запоминающейся. 

В течение всех лет работы в РМК она активно занималась кураторством, оказывая методическую помощь преподавателям ДМШ города и области, читала лекции на зональных совещаниях и курсах повышения квалификации, куда ее охотно приглашали и где ее приезда ждали с огромным нетерпением.

Много лекторских часов у нее за плечами, начиная с обучения в РМУ и Горьковской (ныне Нижегородской) консерватории им. М.И. Глинки. Она – человек артистичный, ее способность прекрасно говорить заметили уже в студенческие годы, а потому на лекции «бросали», когда случался какой-нибудь форс-мажор. Она справлялась так, что преподаватель однажды сказал ей, похвалив: «Люся, я бы так не смог!» 

В разговоре Людмила Михайловна часто переходит на воспоминания о студенческих годах, оставивших большой след в ее жизни. 

«До сих пор не могу без трепета вспоминать Мордвинцеву, преподававшую мне сольфеджио, гармонию и полифонию, и Святославскую, которая вела музыкальную литературу. Такой богатейший мир они открывали нам! Очень сильное училище у нас было и остается до сих пор. А в консерватории работали боги – гармонию вел профессор Цендровский, полифонию – гений Моренов. Понимаете, они учились у учеников Чайковского и Римского-Корсакова! У меня очень сильная школа, которой я горжусь. Оркестровку нам преподавал Касьянов, которого, перефразируя классика, «Балакирев, в гроб сходя, благословил». Мне повезло с самого начала моего глубокого постижения музыки».

В советские годы за каждой консерваторией было закреплено иногороднее музыкальное училище. После второго курса одну из лучших студенток Горьковской консерватории отправили на год в Сыктывкар для работы в местном училище: там не хватало педагогов. 

«Это стало для меня потрясающей практикой, – говорит Кочеткова. – Целая эпоха в моей жизни! Я проводила лекции-концерты, вела теоретические дисциплины, писала музыку. Не могу без восторга вспоминать талантливых студентов, которые иногда были старше меня по возрасту. Я увидела совсем другую культуру, обогащенную национальным колоритом Коми. И поняла, что, к сожалению, чем дальше от Москвы, тем чище и духовно богаче люди, тем лучше нравственный климат вокруг тебя! После работы в Сыктывкаре я иначе стала смотреть и на обучение. Я потеряла год, но приобрела гораздо больше, окончив консерваторию чуть позднее». 

Была в жизни Людмилы Михайловны и работа в Ярославле – старинном городе на Волге, куда она попала по распределению после окончания консерватории, а в родную Рязань вернулась уже в 1971 году, где и дослужилась до звания «Ветеран труда».

Сегодня Людмила Михайловна Кочеткова на заслуженном отдыхе, не унывает, живет в гармонии со своей семьей, родными и с самой собой, потому что есть у нее в жизни музыка, которой она бескорыстно до сих пор служит.
Ольга МИЩЕНКОВА