Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№46 от 19 ноября 2015 г.
Свежие новости
Липовые ДТП и прикормленные эксперты
Предприимчивые рязанцы придумывают все новые способы нажиться на автостраховании



В №37Р от 17.09 с.г. мы писали о том, почему рынок автострахования в России страдает от огромного количества мошенников и сутяжников. Сегодня мы продолжаем развивать тему рассказом о том, как именно аферистам удается «раскручивать» страховщиков на круглые суммы.

Механизм действия страховых мошенников обычно выглядит так. Для начала нужно застраховаться в компании на условиях, позволяющих получать страховую выплату деньгами, а не только возможность отремонтироваться за счет страховщика. Затем происходит «страховой случай», который послужит поводом для обращения в страховую компанию. «Страховые случаи» бывают разные: сознательное повреждение автомобиля или отдельных его деталей, установка битых деталей со свалки и т.п. Возможно повторное заявление повреждений, уже заявленных ранее в другую страховую компанию.

Вне зависимости от того, как много денег выплатит страховая компания, аферист все равно будет обращаться в суд. Современное состояние законодательства и сложившаяся судебная практика настроены против страховых компаний, и различные неустойки, штрафы и прочие судебные расходы могут многократно превышать изначальные требования мошенников. Но для подачи первоначальных претензий в страховую компанию нужен повод – якобы заниженная сумма выплаты. Здесь необходим такой документ как заключение независимой экспертизы. В теории задача независимого эксперта – проверить справедливость размера страховой выплаты. На практике все больше экспертов действуют в связке со страховыми мошенниками и автоюристами с целью любыми способами завысить размер ущерба. Ситуация усугубляется тем, что деятельность негосударственных экспертов в настоящее время не лицензируема, не регламентирована законодательно, а какой-либо механизм привлечения эксперта к ответственности за некачественную или заказную экспертизу отсутствует.

Конечно, у страховой компании остается шанс защитить свои права в суде. Но это не означает того, что судебный эксперт будет объективен, профессионален и неподкупен. Приведем пример из практики страховой компании «Пари».

Дело автопарка Игоря Трифонова

Игорь ТРИФОНОВ имел в собственности несколько машин, легковых и грузовых. На протяжении нескольких лет эти машины периодически попадали в ДТП, иногда сталкиваясь между собой. 

За период с июня 2011г. по май 2015г. только на территории Рязанской области Игорь Трифонов был участником восьми ДТП на автомобилях ToyotaLandcruiser (четыре раза), HyundaiSolaris, SkodaYeti, KiaCerato, SubaruForester (по одному разу). Из этих восьми ДТП в трех случаях указанные автомобили сталкивались между собой: KiaCerato и ToyotaLandcruiser в 2015 году, KiaCerato и HyundaiSolaris в 2014 году, KiaCerato и SubaruForester в 2011 году. Как на все эти истории реагировали страховые компании и правоохранительные органы, нам неизвестно.

Летом 2014 года Игорь Трифонов застраховал в страховой компании «Пари» грузовой тягач Volvo и спустя несколько месяцев заявил страховой случай – якобы, управляя автомобилем на ровной прямой дороге, не справился с управлением и на полном ходу съехал в кювет, где тягач опрокинулся. Страховая в эту неправдоподобную историю не поверила. По выводам экспертов «Пари» у грузовика Volvo предварительно специально повредили раму, а потом спихнули его в кювет. Кроме того, капот автомобиля после ДТП изменил свой цвет, и на нем чудесным образом «заросли» отверстия для заклепок и кронштейнов. Все это подтверждено двумя независимыми трасологическими экспертизами. Основываясь на этих выводах, страховая подала в межрайонный следственный отдел заявление о возбуждении уголовного дела. В возбуждении дела было отказано, но прокуратура 23 сентября отменила решение следователя и направила заявление на новую проверку. 8 октября отдел полиции №1 повторно отказал в возбуждении уголовного дела, и 29 октября отказ был обжалован в районную прокуратуру повторно. В тексте жалобы, в частности, было указано следующее:

«…дополнительная проверка заявления о совершении тяжкого преступления проведена поверхностно и необъективно, а точнее не проведена вовсе. Из текста постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела видно, что за десять дней так называемой дополнительной проверки вообще каких-либо новых проверочных мероприятий фактически не проводилось. 
Например, не дана надлежащая правовая оценка трасологическим исследованиям, имеющимся в материалах дела; не проведен опрос специалистов, проводивших осмотр автомобиля и сделавших соответствующие выводы; не привлечен независимый специалист для дачи объективного заключения по фактам, изложенным в заявлении; не опрошены сотрудники заявителя, принявшие соответствующее решение об отказе в выплате страхового возмещения; не истребованы данные биллинга по телефонному номеру, принадлежащему Трифонову И.Ю., а также данные по средствам  фиксации движения транспортных средств из органов ГИБДД».

4 ноября Прокуратура Советского района вновь отменила решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Интересно, сколько еще раз Отдел полиции №1 сможет игнорировать законные требования о расследовании деятельности г-на Трифонова? 

Тем временем, Игорь Трифонов подал на «Пари» в суд. В рамках гражданского судопроизводства была назначена экспертиза. Ее выполняло ФБУ «Рязанская лаборатория судебной экспертизы». Судебная экспертиза была выполнена с грубейшими ошибками, которые нельзя объяснить лишь некомпетентностью экспертов. Перечисление всех недочетов экспертизы едва уместилось на четырех листах. Тем не менее, ходатайство о повторной экспертизе было отклонено судом. Страховая компания отправила судебную экспертизу на рецензию в Московский автодорожный институт – одну из авторитетных организаций в области автотехники. Рецензия МАДИ полностью подтвердила выводы «Пари» о том, что судебная экспертиза содержит множество ошибок и на этом основании не должна применяться судом.

Естественно, подобные фокусы со стороны государственного экспертного учреждения не должны оставаться безнаказанными. Страховая компания направила жалобу на действия экспертов из ФБУ РЛСЭ в вышестоящую организацию – Департамент по вопросам правовой помощи и взаимодействию с судебной системой Минюста РФ. Департамент предпочел самоустраниться от надзора за качеством работы подконтрольного ему учреждения и переложил вопрос оценки качества судебной экспертизы на суд. Это более чем странная позиция, поскольку судьи не являются экспертами, а лишь руководствуются их заключениями.

Изучение нормативно-правовых актов Минюста РФ, относящихся к структуре судебно-экспертных учреждений, показало, что организацией, которая непосредственно курирует деятельность РЛСЭ, является Приволжский региональный центр судебной экспертизы (ПРЦСЭ). Согласно своему Уставу, ПРЦСЭ «рецензирует заключения государственных судебных экспертов» и «обобщает практику деятельности ЛСЭ».

Страховая компания направила письмо в Приволжский региональный центр судебной экспертизы с просьбой выполнить рецензию Заключения ФБУ РЛСЭ и, если рецензия подтвердит, что указанное заключение выполнено некачественно, отозвать его из суда. Страховая компания пока ожидает ответа из ПРЦСЭ.

В настоящее время главные вопросы: собирается ли работать полиция, как суд воспримет представленные «доказательства» в виде заключения ФБУ РЛСЭ и какое решение вынесет?

Возвращаясь к напечатанному

Дело BMW Александра Трусова

С момента публикации статьи «Исполисовали» в №37Р от 17.09 с.г. в деле Александра ТРУСОВА произошли некоторые подвижки. Суд общей юрисдикции назначил по делу судебную экспертизу в Рязанский центр экспертизы, но экспертиза еще не завершена. 

Прокуратура удовлетворила жалобу страховой компании и вернула дело на повторную проверку в отдел полиции №1. Начальник отдела осведомлен об этом деле и устно обещал представителю компании «Пари» дать делу ход, но пока никакой информации об этом у заявителя нет.

«Новая газета» направляет официальный запрос в областное УМВД и просит вмешаться в ситуацию начальника ведомства Николая Пилюгина.

Комментарий страховщика

Неподкупных рязанских экспертов можно пересчитать по пальцам одной руки

Л.В. ИВАШЕНЦЕВ, руководитель группы урегулирования убытков:
 

Деятельность автоэкспертов играет решающую роль в судебных спорах страховых компаний и клиентов. Как правило, поводом к судебному разбирательству служит несогласие страхователя с размером страховой выплаты. Он обращается в суд, прилагая к исковому заявлению отчет «независимого» эксперта. Страховая компания с отчетом, как правило, не согласна, и суд, чтобы устранить противоречия сторон, назначает по делу судебную экспертизу. От ее результатов зависит исход дела. К сожалению, рязанских экспертов, которые действительно являются неподкупными и честными профессионалами, можно пересчитать по пальцам одной руки. Автоюристы их хорошо знают, поэтому просят суд назначить экспертизу в свои «прикормленные» организации, которые всегда готовы прийти в своем отчете к нужным выводам. 

В результате суды выносят неправосудные решения, опираясь на экспертизы, составленные с грубыми ошибками, а порой и содержащие заведомую ложь. 

В итоге страдают не только страховые организации, но и их добросовестные клиенты: страховые компании закладывают потери от судебных тяжб в тарифы, а от сутяжников защищаются ограничением возможности для клиентов получить выплату деньгами. Уже сейчас почти все страховые компании предлагают в качестве способа страхового возмещения только ремонт на сервисе страховщика.

Является ли данная ситуация характерной только для Рязанской области? Конечно же, нет. Как рассказала в сентябрьском интервью «Российской газете» начальник управления Генпрокуратуры Людмила Куровская, многим кажется, что эксперт в силу своего высокого призвания априори не ошибается, не склонен к коррупционным действиям, справедливо оценивает все доводы сторон. К сожалению, практика говорит совсем о другом. В красной зоне коррупционной опасности находятся автотехническая, строительно-техническая и экономическая экспертизы. По словам Куровской, необходимую преграду против произвола может построить хорошо продуманный закон. Однако его до сих пор нет.

Несмотря на пробелы в законодательной базе, пора переходить к борьбе с некомпетентными и (или) коррумпированными псевдоэкспертами, так как их деятельность в итоге негативно отражается на благосостоянии миллионов людей.
 
Отдел расследований