Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№03 от 23 января 2020 г.
Свежие новости
Монумент захотели?
В Рязани не торопятся ставить памятник жертвам политических репрессий

В минувшем году в России отмечали 100-летие начала политических репрессий. В Рязани к этой печальной дате планировалось открытие памятника жертвам. Но оно не состоялось по банальной причине – отсутствие средств. 30 октября возле Скорбященского кладбища установили закладной камень. Но и этому событию  предшествовала длительная чиновная волокита, и до последнего инициаторы не знали, состоится ли открытие.
 
Правительством Рязанской области еще в 2014 году был проведен конкурс на проект памятника жертвам политических репрессий, победили скульптор Полина Горбунова и архитектор Владимир Бояринов.



Изначально деньги на проект должны были поступить из трех источников: областного и городского бюджетов и общественности.

В сентябре 2018 года региональное отделение Общероссийской общественной благотворительной организации инвалидов – жертв политических репрессий объявило сбор средств на изготовление и установку памятника. Но общественники не в силах собрать необходимые для разработки проекта, изготовления и установки монумента 5 млн рублей. Региональные и городские власти перекладывают решение вопроса друг на друга.

В 2019 году из бюджета Рязанской области на благое дело не выделили ни копейки. Городские власти расщедрились на 400 тысяч рублей.

По информации «Новой» (№ 9Р от 7 марта 2019 г.), это не недоразумение, а целенаправленное противодействие небезызвестного Сергея Филимонова. Еще в бытность вице-губернатором, а затем заместителем председателя правительства  Рязанской области Филимонов публично поддерживал идею увековечивания жертв политических репрессий, но в частных беседах неоднократно говорил о том, что сделает все, чтобы не допустить установки памятника. Вот и «забыли» включить строку о финансировании проекта в региональный бюджет. Филимонов успешно переместился в кресло руководителя счетной палаты Рязани и сегодня как бы не при делах – тень падет на нынешнее руководство областью.  

Председатель Рязанского регионального отделения Общероссийской общественной благотворительной организации инвалидов – жертв политических репрессий Сергей Попов направил обращение в региональную приемную партии «Единая Россия» с просьбой помочь в решении вопроса финансирования памятника жертвам политических репрессий.

«В рамках действующих программ мероприятия по строительству памятника жертвам политических репрессий в городе Рязани не предусмотрены», – ответил в августе 2019 года и.о. начальника управления капитального строительства администрации Рязани Михаил Турдакин. И посоветовал «рассмотреть вопрос выполнения указанных работ за счет благотворительных пожертвований».

Представитель общественной благотворительной организации инвалидов – жертв политических репрессий Тамара Михайловна Попкова по этому же вопросу прорвалась на личный прием к председателю Рязанской городской Думы Юлии Рокотянской.

«Депутатам Рязанской городской Думы и сотрудникам аппарата Рязанской городской Думы на счет Рязанского регионального отделения Общероссийской общественной благотворительной организации инвалидов – жертв политических репрессий перечислено добровольное пожертвование», – письменно по результатам приема ответила Юлия Владимировна.

Деньги действительно перечислили. Сумму называть не будем. Стыдно.



Дети и внуки репрессированных – люди немолодые. Их с каждым годом становится в Рязани все меньше. Но оставшиеся не теряют надежду, что доживут все-таки до того дня, когда памятник будет установлен.

Историческая справка
 
Мартиролог на 35 тысяч мест

О масштабах репрессий на территории Рязанской области можно судить по тем далеко неполным статистическим данным, которые имеются в распоряжении историков на сегодняшний день.

– В закрытых архивных фондах управления ФСБ по Рязанской области хранится 14 110 архивных уголовных дел на лиц, осужденных по политическим статьям и впоследствии реабилитированных. Следует учесть, что по ряду дел проходил не один человек – так называемые «групповые» дела.

– В закрытых архивных фондах УВД Рязанской области хранятся дела о репрессиях крестьянских семей в отношении 17 219 человек.

– К началу 2000-х годов прокуратурами и судами было реабилитировано около 16 000 репрессированных рязанцев.

– На ноябрь 2019 года в базе данных проекта «Рязанский Мартиролог» содержится информация о 22 059 репрессированных, 4 764 казненных (расстрелянных) в годы массовых репрессий жителях и уроженцах рязанских территорий.

– Количество репрессированных, принудительно трудившихся на предприятиях, шахтах, лесоразработках, на торфодобыче, в колхозах/совхозах региона – спецпереселенцев, трудармейцев, подвергнутых «спецпроверкам» и «фильтрациям» с лишением свободы, интернированных – по сегодняшний день не установлено. Выявленные к настоящему времени документы и собранные свидетельства позволяют говорить о более чем 10 000 репрессированных этих категорий.

Данные, полученные историками на сегодняшний день, позволяют предполагать, что количество репрессированных в Рязанской области, по самым осторожным оценкам, превышает 35 000 человек.
 
P.S. За период, когда власти Рязани и области делали вид, что содействуют в установке памятника жертвам политических репрессий, в областном центре появился памятник Дзержинскому, в бронзе увековечили росгвардейцев и даже установили бюст первому руководителю Главного тюремного ведомства России Михаилу Николаевичу Галкину-Враскому.