Новая газета
VK
Telegram
Twitter
Рязанский выпуск
№19 от 2 июня 2022 г.
Свежие новости
Уголовного дела нет. А суд будет
В Рязани начинается уникальный процесс против Российской Федерации

В конце мая в Советский районный суд поступило исковое заявление, ответчиком по которому значится Российская Федерация. Представлять ее на этот раз должно МВД России в общем, и его рязанское Управление на площади Мичурина в частности. Иск подал рязанец, у которого сожгли машину. Полиция тогда дело завела, нашла подозреваемых, а потом странным образом сама же дело и закрыла. И поскольку с виновных ущерб в таком случае не взыщешь, рязанец решил стребовать его с государства. И материальный, и моральный.

О том, как в этом деле то появлялись, то исчезали подозреваемые, о его подоплеке и удивительно топорном поведении следователей полиции «Новая» писала еще полтора года назад – в материале «Девяностые вернулись?». Напомним хронологию.

Сдал всех

В ночь на 8 января 2019 года у рязанского предпринимателя Сергея Соколова (на фото ниже) сгорает Nissan X-Trail, стоявший на уличной стоянке. Уже на утро по заявлению владельца машины полиция возбудила уголовное дело.

Вскоре установила, что это был поджог. А спустя меньше месяца «Новая» писала, что есть и первые подозреваемые. Это Алексей Кулешов и Дмитрий Лукашкин. Первый признался в том, что поджигал, а второй, что передал 50 тысяч рублей за «работу» ее исполнителю. При этом обоим ни до Соколова, ни до его иномарки дела не было.


Nissan истца сожгли глубокой ночью прямо на стоянке в Рязани

«Стоило оперативниками задержать Лукашкина, как он сразу «обмяк» и еще по дороге в отдел полиции сообщил сотрудникам уголовного розыска, что директор ООО «Частная охранная организация “Легион”» Артур Братищев дал ему 50 тысяч рублей и записку с адресом и номером автомобиля, который надо поджечь. А для этого найти исполнителя, – писала «Новая» в феврале 2021-го. – Тут же он сознался еще в нескольких эпизодах организации поджогов».

После этих показаний Братищева взяли под стражу. С этого места, что называется, поподробнее.

ПластМассовые нестыковки

Кулешов и Лукашкин рядовые «шестерки», а вот Братищев личный охранник рязанского бизнесмена Владимира Трунина. И упомянутые выше «несколько эпизодов» с поджогами отчего-то произошли с теми, кто перешел дорожку Трунину. Причем случились эти пожары незадолго до ЧП с машиной Соколова.


Владимир Трунин

Так, осенью 2018-го сгорела «Лада Гранта» Алексея Беленченко. По заключению пожарных, ее подожгли. Беленченко был когда-то директором трунинского «Завода пластических масс» в Мурмине. Но ушел от патрона и дал против него показания в Арбитражном суде (в деле об уклонении от уплаты налогов). Сразу после этого у него сгорает автомобиль, а позже еще и дача.

Кулешов сознался в том, что поджог дачу и подвозил Лукашкина, после того как тот спалил какую-то «Ладу Гранту». Фамилии он не называл, но совпадали время и адреса пожаров.

Сведя показания обоих и проведя пироманам очную ставку, в полиции объединили эти уголовные дела по поджогам в одно. Артур Братищев провел в СИЗО полгода, но так и не признался. А позже и Лукашкин от своих показаний отказался. Однако ведь оставались показания исполнителя, очная ставка и пр. Где дело?

Сначала оно прыгало из полиции в Железнодорожную прокуратуру и обратно – та никак не желала допускать материалы до суда. За полтора года надзорный орган 5 (!) раз возвращал документы с формулировкой «для дополнительного следствия».

В полиции этого не любят. И по идее должны были подготовиться более тщательно. Если не со второго, так хоть с третьего раза. Но не удалось почему-то и с пяти.

В надзорном же органе дело о поджогах дошло до самого прокурора Рязанской области Ивана Панченко. Он признал недопустимыми целый ряд доказательств: протоколы проверок показаний Кулешова и Лукашкина, их очной ставки и очной ставки между Лукашкиным и начальником охраны Братищевым.

Причина такого неприятия – «нарушения уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в не разъяснении прав подозреваемым и обвиняемым».

Один иск на троих

Спустя два месяца после этого заключения прокурора следователь полиции подполковник В.В. Журавлев выносит постановление о прекращении уголовного преследования и Лукашкина, и Кулешова. За обоими еще и признали право на реабилитацию.

Потерпевшим предлагалось утереть слезы этим постановлением, видимо. Но согласились на это не все: Соколов требует с полиции 700 тысяч рублей за потерянный Nissan X-Trail и один миллион морального ущерба.

То есть следователи Следственного управления рязанского главка МВД по каким-то причинам не смогли правильно оформить и задокументировать признательные показания Кулешова и Лукашкина. А теперь за их нерадивость – в столь сложное для страны время – будет расплачиваться бюджет России. Будто мало нам расходов на «военную спецоперацию».

Что делать с этим иском теперь будут думать в трех ведомствах. Во-первых, в суде: признавать следователей виновными, да еще и наказывать штрафом само УМВД – не по-братски как-то. Не принято это у нас.

Во-вторых, в здании на площади Мичурина.

Остается надеяться, что начальник рязанского Управления внутренних дел генерал-майор Владимир Алай объяснит своему заму – начальнику СУ УМВД России по Рязанской области полковнику Антону Решетову, что ловить преступников – это прямая обязанность его следователей.


Владимир Алай


Антон Решетов

И порекомендует представителям следственного управления отправиться в Москву с целью продления сроков расследования по уголовному делу и поиску преступников, которые должны ответить как в рамках УК РФ, так и Гражданского кодекса (возмещение ущерба потерпевшим). А это уже третий кабинет.

Будет ли он последним? Не факт.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Судью Советского райсуда пожурили за дело Карабасова 

Подписывайтесь на телегу «Новой», чтобы наши новости сами находили вас 

Отдел расследований