Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№44 от 11 ноября 2019 г.
Свежие новости
Силовиков сажают в лужу
 Резонансное дело о мошенничестве в РГУ внезапно развалилось. На очереди – «афера» с детской
площадкой?

Установление прямого умысла и корыстной цели – необходимое условие для привлечения лица к ответственности за совершение мошенничества. Несоблюдение этого условия приводит к неправильной квалификации содеянного. Это прописная истина известна даже первокурснику юрфака. Но, к сожалению, о ней иногда «забывают» наделенные должностями люди в погонах. И эта «забывчивость» ломает судьбы людей.



Историк попал в историю

12 ноября ректор Рязанского государственного университета (РГУ) им. С.А. Есенина Андрей Минаев публично встретился с общественностью после выхода на свободу и дал пресс-конференцию, на которой ответил на вопросы представителей СМИ, студентов и сотрудников вуза.



Напомним, 31 марта по материалам проверки УЭБиПК УМВД России по Рязанской области, ОЭБиПК по Советскому району города Рязани и прокуратуры Советского района в отношении Андрея Ивановича Минаева было возбуждено два уголовных дела (
«Новая» № 13Р от 4 апреля с.г.). Ректору инкриминировали преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями») и ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупном размере»). В отношении проректора университета Елены Кирьяновой также возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ. 1 апреля Минаев и Кирьянова были задержаны и в одночасье из статусных руководителей вуза превратились в фигурантов уголовного дела, связанного с премированием сотрудников. 

Правоохранители утверждали, что часть денег последние должны были вернуть, чтобы за счет этих средств было обеспечено успешное прохождение аккредитации вузом. Кстати, по-другому разрешить вопрос в государственном вузе невозможно – средства на представительские расходы не предусмотрены. 

Следователи утверждали, что деньги были потрачены фигурантами дела по собственному усмотрению. Кирьянова частично признала вину, ей была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. Минаеву же, который вину не признал, избрали меру пресечения в виде содержания под стражей («Новая» № 14Р от 11 апреля с.г.). Позднее ее заменили на домашний арест. А в конце октября появились неофициальные данные, что Минаеву изменили обвинение, оставив лишь превышение должностных полномочий, а меру пресечения заменили на обязательство о явке. 

7 ноября текущего года Советский райсуд Рязани вынес решение по делу. Он удовлетворил ходатайство следователя о прекращении уголовного дела и назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа Минаеву и Кирьяновой по 30 тысяч рублей с каждого в отношении обоих участников дела.

Разумеется, на пресс-конференции обойти тему обвинения журналисты не смогли. Доктор исторических наук был краток: «Я действовал в рамках полномочий, которыми располагал на тот момент». И под аплодисменты добавил: «Я оставался и остаюсь ректором Рязанского государственного университета».

13 попавшихся ректоров

Аплодисменты – это здорово, но ни для кого не секрет, что правоохранители обратили свой взор на РГУ после «сигналов» некоторых бывших и настоящих сотрудников вуза. Как правило, такого рода заявления в органы основаны на личной неприязни и в большинстве случаев сильно преувеличены. Следователи, безусловно, это понимали, но желание «срубить палку» на громком деле превысило здравый профессиональный смысл. 

В итоге нанесен колоссальный репутационный ущерб университету, подорвано здоровье ректора. Внятного объяснения, ради чего все это делалось, от силовиков мы вряд ли дождемся. Андрей Минаев планирует обсудить с адвокатом свою реабилитацию. А пока был фигурантом уголовного дела, пришел к выводу, что нужно крепить единство университета.

Тем временем ТАСС подготовил материал о громких случаях уголовных дел в отношении ректоров российских государственных вузов за последние пять лет. Всего с 2015 года сообщалось о возбуждении 13 уголовных дел. Обвинительные приговоры вынесены трем ректорам (в том числе двум – условно). В отношении четырех руководителей вузов уголовные дела были прекращены. Расследование шести дел продолжается. 

А за день до пресс-конференции Минаева суд признал бывшего ректора Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) Сергея Иванца виновным в растрате 20 млн рублей. Эту сумму вуз заплатил подрядчику за фактически не выполненный контракт. Суд назначил Иванцу наказание в виде семи лет лишения свободы в колонии и выплаты штрафа в размере 500 тысяч рублей.

Состав преступления развалился

Есть в Рязани еще одно резонансное дело о «мошенничестве», которое по своей несуразности заткнет за пояс дело ректора РГУ. Речь идет о ставшей в одночасье известной на всю страну детской площадке в Лесопарке. Площадка стоит – а люди, которые ее устанавливали, – сидят.

Напомним, 16 мая в Сочи на медиафоруме Общероссийского народного фронта журналист ГТРК «Ока» Ирина Чепелева рассказала президенту России Владимиру Путину («Новая» № 19Р от 23 мая с.г.) о том, что в Рязани на строительство детской площадки в Лесопарке в рамках федеральной программы выделили 4,9 млн рублей, но объект якобы существует только на бумаге. 

«Я уже, честно говоря, думал, что у нас такого и не бывает! Какая наглость!» – возмутился президент.

«Многое делается, но этот случай удивительный. Я надеюсь, нас Бастрыкин Александр Иванович [глава СКР] слышит и своего шанса проявить свои профессиональные качества не упустит», – обратил внимание глава государства.

С чьей подачи «коллега» Чепелева подняла эту тему, можно лишь предполагать, но то, что активистка регионального отделения «Единой России» ввела в заблуждение главу государства – факт неоспоримый. 

Но Бастрыкин, несмотря на то, что региональное следственное управление в тот же день проверило «сигнал» Чепелевой и убедилось в наличии оборудования, взял под козырек, и маховик уголовного преследования завертелся.



В ночь с 12 на 13 июня сотрудники правоохранительных органов задержали на тот момент уже бывшего и.о. главы администрации Рязани Сергея Карабасова в столичном 
аэропорту «Внуково» по возвращению с семейного отдыха в Турции. А на следующий день Басманный районный суд Москвы заключил Карабасова под стражу («Новая» № 23Р от 20 июня с.г.). Следователи центрального аппарата СК России обвиняют бывшего мэра по статье 159 ч. 4 УК «Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере».

Ранее по этому же делу под домашний арест отправился начальник управления энергетики и ЖКХ Рязани Игорь Ковалев, а несчастный подрядчик – директор ООО «Уютный двор 62» Михаил Пузанов был арестован и отправлен в СИЗО. 

8 ноября судья Басманного районного суда Москвы Юлия Сафина удовлетворила ходатайство следствия о продлении ареста Сергею Карабасову до 13 февраля 2020 года. 

Кто бы мог подумать, что рафинированный столичный интеллигент-очкарик, так и не ставший своим в Рязани, после нескольких месяцев нахождения в камере следственного изолятора продолжит категорически отрицать свою вину и отказываться сотрудничать со следствием. 

30 октября Басманный районный суд Москвы продлил срок содержания под домашним арестом на три месяца Ковалеву и изменил меру пресечения на домашний арест Пузанову.

Высосанное из пальца уголовное дело разваливается на глазах, его абсурдность очевидна даже для далеких от юриспруденции людей, но следователи с маниакальным упорством продолжают «шить статью» фигурантам. Призрак детской площадки продолжает калечить людские судьбы.

Уголовное дело ведут старшие офицеры СК РФ, и ни у одного из них не хватает мужества (Путин ведь об этом знает) признать очевидное – состав преступления по четвертой части статьи «Мошенничество» отсутствует. Поясним: четвертая часть данной статьи является тяжкой, поэтому Карабасов и под замком. Но переквалификация очевидна. Если это и есть «проявление профессиональных качеств» Бастрыкина и его подчиненных, то и врагу не пожелаешь столкнуться с такими «стражами» закона.

Свалить на мэра

Мэрам городов в современной России завидовать грешно. Аналитики Комитета гражданских инициатив, созданном нынешним главой Счетной палаты Алексеем Кудриным, проанализировали судьбы 359 человек, занимавших должности градоначальников в 109 крупных городах страны с 2008 по 2019 год, и пришли к неутешительным выводам. 

Как выяснилось, 15% экс-мэров подверглись уголовному преследованию. При этом в 13% случаев дело прекратили, в 26% дело еще не завершено, а в 62% – дошло до суда (причем половина осужденных получила условный срок, а половина – реальный).

«Большое количество уголовных дел, возбужденных в отношении мэров крупных городов, можно трактовать и как эффективную борьбу с коррупционными проявлениями, а в отдельных случаях – как признак внутриэлитных конфликтов и давления на действующих мэров», – отмечается в докладе.

...В присяге, которую принимают сотрудники Следственного комитета России, есть слова: «Чутко и внимательно относиться к предложениям, заявлениям, обращениям и жалобам граждан, соблюдать объективность и справедливость при решении судеб людей». Но, похоже, с объективностью и справедливостью составители присяги поторопились.