Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№50 от 23 декабря 2021 г.
Свежие новости
Тюрьма, ковид и Токийские правила
Рязанская школа прав человека предлагает несколько разумных способов оградить заключенных от опасной инфекции


Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В 2020 году мир столкнулся с неизвестным опасным вирусом COVID-19. Распространение новой коронавирусной инфекции затронуло все стороны жизни. Государства стали принимать меры для профилактики. Некоторые вызвали неоднозначное отношение общества – мы об этом читаем, знаем, это обсуждается в СМИ и соцсетях.

Однако почти ничего не известно о ковидной ситуации в колониях и тюрьмах. Во всем мире отмечается, что состояние здоровья людей в местах лишения свободы в целом хуже, чем у остального населения. Заключенные и сотрудники тюрем находятся в непосредственной близости друг от друга и во множестве случаев – в условиях переполненности, тесноты, нехватки свежего воздуха, наличия таких заболеваний, как туберкулез и СПИД. Пресса неоднократно сообщала о сотнях случаев заражения вирусом COVID-19 и его модификациями в тюрьмах Китая и Ирана, а также о смертельных случаях в самых разных странах – от Кении и Индии до Бельгии и Испании. Всемирная организация здравоохранения предупредила, что «глобальные усилия по борьбе с распространением болезни могут не удаться, если не уделять должного внимания мерам инфекционного контроля в исправительных учреждениях». Многие государства пришли к выводу, что снижение тюремного населения является одной из наиболее эффективных мер защиты в период пандемии, сократили количество заключенных и даже закрыли тюрьмы.

Адвокатам вход воспрещен

Первый известный случай заболевания ковидом в российской пенитенциарной системе был зафиксирован у нас, в Рязанской области: 2 апреля 2020 г. у сотрудника рязанской исправительной колонии № 5 был обнаружен коронавирус. А в конце апреля 2020-го скончалась сотрудница исправительной колонии № 6. В ходе оперативных санитарно-эпидемиологических предупредительных мер в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) Рязанской области удалось сдержать широкое распространение новой инфекции. В 2020 году среди лиц, содержащихся в УИС, зарегистрировано 65 случаев заболевания ковидом, среди сотрудников – 166 случаев.

Этот год заставил нас серьезно задуматься о соблюдении прав человека в тех сферах, общественный контроль за которыми ограничен. Летом 2021 года, используя доступные нам инструменты и открытые источники информации, мы провели исследование, сократилась ли численность заключенных в Рязани в связи с пандемией коронавируса. В открытом доступе есть данные за 2020 год и более раннее время, но и их хватает для того, чтобы сделать выводы.

В марте 2020 г. ФСИН России был издан приказ № 196, на основании которого для осужденных и работников УИС были введены режимно-ограничительные мероприятия. До особого указания было приостановлено предоставление длительных и краткосрочных свиданий, а прием посылок, передач, бандеролей разрешен с соблюдением мер инфекционной безопасности. В учреждениях и органах ФСИН России был временно ограничен личный прием граждан. Суды с участием заключенных перешли на дистанционный формат заседаний. А в СИЗО на какое-то время перестали пускать адвокатов.

Часть принятых мер вполне обоснованна. Но лишение заключенных права на правовую помощь со стороны адвоката – мера, на наш взгляд, недопустимая.

Красноречивая статистика

Согласно данным статистической отчетности о деятельности судов общей юрисдикции Судебного департамента в Рязанской области:

– количество удовлетворенных ходатайств об условно-досрочном освобождении от лишения свободы, содержания в дисциплинарной воинской части, принудительных работ (ч. 1 ст. 79 УК РФ, п. 4 ст. 397 УПК РФ) в 2019 году – 485, в 2020-м – 398;

– количество удовлетворенных ходатайств об освобождении от наказания в связи с болезнью осужденного в соответствии со ст. 81 УК РФ (п. 6 ст. 397 УПК РФ) в 2019 году – 18, в 2020-м – 11;

– количество удовлетворенных ходатайств о замене не отбытого срока лишения свободы более мягким видом наказания в соответствии со ст. 80 УК РФ (п 5. ст. 397 УПК РФ) в 2019 году – 542, в 2020-м – 379;

– количество удовлетворенных ходатайств об изменении меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест, залог в 2019 году – 1, в 2020-м – 0;

– количество поданных ходатайств об отсрочке отбывания наказания по ст. 82 УК РФ в 2019 году – 19, в 2020-м – 6.

То есть Рязанская область пошла не по пути снижения количества лиц, находящихся в местах лишения свободы, а по пути введения жестких ограничений и уменьшения количества освобождений и смягчений наказаний по УДО, болезни, старости, беременности и т.п. И эта тенденция коснулась не только пенитенциарной системы.

В течение 2020 г. в ИВС, подведомственных УМВД РФ по Рязанской области, содержалось 3075 человек (в 2019-м – 3126), заключенных под стражу постановлением суда 1377 человек (в 2019-м – 1179), подвергнутых судебным актом к наказанию в виде административного ареста 1048 человек (в 2019-м – 1230).

По сведениям военной прокуратуры Рязанского гарнизона, в 2020 году на гарнизонной гауптвахте содержалось 248 военнослужащих (в 2019-м – 198), из них:

– проходящих военную службу по контракту – 90 (в 2019-м – 89) человек;

– проходящих военную службу по призыву – 158 (в 2019-м – 109) человек.

Тридцать лет назад были приняты Стандартные минимальные правила ООН по применению мер, не связанных с лишением свободы, известные как Токийские правила, и правительства взяли на себя обязательства по использованию альтернатив тюремному заключению. В Токийских правилах указывается на связь между ростом численности тюремного населения и переполненностью тюрем с тем, что «создает трудности при надлежащем исполнении» Правил Нельсона Манделы. Эти трудности еще более очевидны, когда места лишения свободы оказываются под ударом глобальной пандемии COVID-19.

Три возможности разгрузить камеры

Возможно ли применение альтернативных мер в России и в Рязани? Да! И это особенно важно в период пандемии. Например, если:

– максимально применить условно-досрочное освобождение, в том числе изменить практику региональных судов в сторону уменьшения отказов в УДО для пожилых, больных, беременных женщин, несовершеннолетних, родителей несовершеннолетних детей, для тех, кому подошел срок;

– разгрузить СИЗО, переведя подследственных (не совершивших тяжкие преступления) под домашний арест, либо отпустив их под залог – как показывает практика других стран, это эффективно и незатратно;

– разгрузить ИВС, применив другие способы наказания в отношении лиц, не представляющих серьезную опасность для общества, например, осужденных по «политическим статьям» (участие в несанкционированных публичных мероприятиях, публикации в социальных сетях) и т.п.

Эти и другие предложения прозвучали в докладе «Снижение численности тюремного населения как фактор защиты людей от распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19 в Рязанской области», который был подготовлен Рязанской школой прав человека. Доклад размещен в группах РШПЧ в социальных сетях «Фейсбук» и «ВКонтакте».

София ИВАНОВА*, руководитель Рязанской школы прав человека

Кстати, осенью 2021 года Софию Иванову* включили в список иностранных агентов.

Незадолго до этого София Юрьевна* помогла «Новой» в подготовке материала о том, что на сентябрьских выборах в Рязани всплыло абсолютно новое нарушение – с фантастическими возможностями для корректировки итогов голосования.

*  – автор внесена Минюстом РФ в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, добавляем мы еще раз на всякий случай.

София Иванова*