Новая газета
VK
VK
Twitter
Рязанский выпуск
№12 от 1 апреля 2021 г.
Свежие новости
Отлупить по закону
 Следком не обнаружил состава преступления в избиении рязанцев на январских акциях протеста

С января 2021 года рязанское бюро «Новой» публикует (№ 3Р от 28.01, № 4Р от 4.02, № 7Р от 25.02, № 10Р от 18.03 с.г.) истории рязанцев, которые вышли на акции протеста 23 и 31 января. Одни прогулялись по городу и забыли, другие посидели в полицейских участках и отделались легким испугом. К некоторым протестующим силовики применили физическую силу, вследствие чего 70-летний правозащитник Александр Бехтольд получил ушибы и ссадины, а водитель большегруза Алексей Борисов – переломы трех ребер и повреждение легкого. Оба обратились в отделы регионального следкома с требованием разобраться, на каком основании им нанесли побои разной степени тяжести, и наказать виновных. Им отказали: по версии следствия, силовики имели право применить силу во время задержания Бехтольда, а Борисова во время протеста никто и пальцем не трогал. Вероятно, он сломал ребра еще до начала акции, чтобы затем дискредитировать силовиков. Цитаты из постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел доставят наслаждение ценителям цинично-бюрократического «диалекта».

Вывернуть наизнанку

Правозащитник Александр Бехтольд получил дубинкой по голове, затем его волоком оттащили в автозак 23 января.


Александр Бехтольд

Его «вина» была в том, что пенсионер хотел заступиться за парня, которого схватили силовики, и сделал по направлению к ним пару шагов. Борисов 31 января спокойно шел в колонне протестующих, когда его схватили и затащили в микроавтобус «Форд» белого цвета.


Алексей Борисов

Там его избили вместе с двумя парнями, один из которых рассказал об этом редактору рязанской «Новой» Алексею Фролову, но
засвидетельствовать то же самое у следователя отказался. Борисов – физически развитый мужчина с крепким здоровьем, но и он не смог стерпеть боль, которую ему причиняли сломанные ребра и пробитое легкое – ему вызвали скорую и госпитализировали в ОКБ из отдела полиции. 

По версии следствия, все было совсем наоборот. Силовики в дни протестов чувствовали повышенную тревожность и задерживали рязанцев не просто так, а с целью предупредить провокации и применение силы со стороны протестующих. Один следователь не нашел состава преступления в применении силы к Бехтольду, второй усомнился в том, что ребра Борисову сломали именно силовики и именно во время акции. Два постановления об отказе в возбуждении уголовных дел пострадавшие получили 25 марта.

От Болотной до площади Ленина

Так совпало, что доследственную проверку по заявлению Александра Бехтольда вел старший следователь Московский межрайонный следственный отдел СУ СК России по Рязанской области Вячеслав Барсуков – в 2012 году он был включен в состав расширенной комиссии по расследованию «Болотного дела» и вел дела участников Артема Савелова и Андрея Барабанова. По данным следствия, сильно заикающийся Савелов выкрикивал лозунги, затем схватил сотрудника правоохранительных органов за рукав, причинив ему боль. Савелов вышел на свободу в феврале 2014-го, через год ЕСПЧ признал незаконным его арест и содержание в местах лишения свободы, в 2016 году с этим решением согласился Верховный суд РФ. Андрей Барабанов якобы наносил удары сотруднику ОМОН, хотя он сам утверждал, что задел лишь бронежилет на одном из бойцов и потом извинился за «преступление». За это Барабанов отсидел 3 года 7 мес. в колонии № 6 поселка Стенькино. 

Исходя из материалов доследственной проверки, Бехтольд также «попытался оттащить одного из сотрудников спецподразделения ОМОН, схватив его за форменное обмундирование». Откуда взялось это утверждение – неизвестно, ведь из того же постановления следует: на опубликованном во всех соцсетях видео заметно, что бойцы ОМОН задерживают двух людей, но разглядеть и идентифицировать их личности невозможно. Как же тогда рассмотрели «хватание за обмундирование», которого, по свидетельству находившихся рядом Михаила Шестакова и Ирины Кусовой, не было? Напротив, Бехтольд получил несколько ударов. Но об этих свидетельских показаниях в постановлении нет ни строчки. Да и сам Бехтольд признался, что не настолько смел, чтобы пытаться в рукопашной схватке отстоять задержанного парня. Еще он просто не успел никого тронуть, даже если бы очень хотел: получил дубинкой по голове, едва успев сделать пару шагов по направлению к месту задержания. 

В толпе, но без свидетелей

Следователь Железнодорожного следственного отдела СУ СК России по Рязанской области, старший лейтенант юстиции Евгений Боканов отказал в возбуждении уголовного дела Алексею Борисову по заявлению о побоях. Обоснование: силовики задерживали административных нарушителей «вежливо и корректно», ребер задержанным не ломали. Когда и при каких обстоятельствах Борисов получил травмы – установить не удалось. «Выявленные у Борисова телесные повреждения могли быть получены в иных обстоятельствах и не связаны с рассматриваемым событием», а сам заявитель «может оговаривать сотрудников правоохранительных органов по причине его неприязненного отношения» к этим самым органам. «Неприязненное отношение», вероятно, настолько сильно, что переломы ребер он получил заранее, затем явился на акцию, какое-то время прошагал в колонне протестующих, потом попал в полицию и только здесь решил: пора бы пожаловаться на невыносимую боль и оговорить силовиков. 

Ситуация, в которую попал Борисов, действительно серьезная и нелепая: даже друзья не успели заметить, когда его запихнули в микроавтобус. Видеокамеры, установленные на отеле «Амакс», оказались бесполезными, поскольку изображение размыто. Один из свидетелей отказался рассказать следователю о том, как его вместе с Борисовым и еще одним молодым человеком избили в микроавтобусе. Силовики тоже не стали свидетельствовать против себя, они рассказали о корректности своего поведения. О неприменении силы при задержаниях засвидетельствовали и другие рязанцы, однако они говорили только о своем задержании, не упоминая обстоятельства доставления Борисова в микроавтобус белого цвета. Но их свидетельства легли в основу отказа в возбуждении уголовного дела. 

Сто бесполезных видеокамер

По данным МВД России по Рязанской области, к 2014 году по Рязани уже было установлено более 100 видеокамер с 18-кратным оптическим увеличением, на которых каждое происшествие «видно лучше, чем в реальности». Где они установлены? Как получилось, что момент задержания Борисова и двух других акционистов, которые находились с ним в «Форде», нигде не зафиксирован? 

Среди участников протеста были замечены десятки сотрудников в штатском, которые снимали происходящее на качественные видеокамеры – есть ли их показания и кадры видеосъемки? 

По закону о гуманном обращении с животными, каждый ловец безнадзорных собак во время работы должен включить персональную видеокамеру – у бойцов ОМОН имеются такие видеорегистраторы? Не может же быть такого, чтобы у бродячих собак было больше прав, чем у граждан, мирно выражающих свое мнение. 

По мнению Александра Бехтольда, здесь невозможно будет найти ни ответов на вопросы, ни добиться справедливости. Оба участника акции, к которым применили силу, обжалуют полученные постановления в вышестоящих инстанциях, вплоть до ЕСПЧ.
Екатерина ВУЛИХ